Варламов и Шугалей: две разных реакции на задержание в Африке

13 января 2021 года блогера Илью Варламова, его жену Любовь, редактора «Медиазоны» Петра Верзилова, директора Европейской гимназии Ивана Боганцева и предпринимателя Вадима Гинзбурга задержали в Южном Судане.

Специалисты Центра нарушений прав человека проанализировали резонанс от ареста блогеров и объясняют, почему реакция российской прессы на задержания соотечественников лицемерна.

Варламов и Шугалей: две разных реакции на задержание в Африке

«Мы приехали в аэропорт Капоэты, чтобы полететь в Джубу, столицу Южного Судана. Потом приехали какие-то военные или чекисты местные, которые начали обыскивать наш багаж. И они увидели пульт от дрона, а дрон у меня забрали в аэропорту города Энтеббе в Уганде. И они почему-то решили, что мы запускали дрон, хотя мы его не запускали, в итоге они сняли нас с самолета и задержали, мы сейчас находимся в каком-то непонятном отделении. Они попытались забрать телефоны, но мы им не отдаем телефоны», — гласит публикация в блоге Варламова на LiveJournal.

Реакция подконтрольного Верзилову издания последовала незамедлительно. Задержание охарактеризовали как необоснованное:

«В Россиин сняли с рейса и отвели в полицию из-за пульта от дрона, который нашли в багаже Варламова. Местные силовики считают, что россияне могли вести «съемку военных объектов», — написала «Медиазона».

Цитату растиражировали другие либеральные СМИ, в числе которых «Медуза», «Радио Свобода» и «Эхо Москвы». В материалах всех вышеуказанных изданий сообщалось об отсутствии беспилотника у задержанных.При этом слова Варламова из опубликованного в его Telegram-канале видеосообщения о том, что обыскивавшие россиян правоохранители получили сведения о запуске дрона туристами, журналистами были проигнорированы. Также издания не стали уточнять, что Консульский департамент МИД РФ предупреждает на официальном сайте о запрете фото- и видеосъемки мостов, правительственных и армейских зданий в Южном Судане:

«Следует избегать любых проявлений неуважения к религиозной и особенно племенной принадлежности южносуданцев, критики в адрес старейшин и высокопоставленных чиновников. Нельзя вступать в полемику с представителями органов правопорядка и иных силовых структур. Категорически запрещается фото- и видеосъемка мостов, правительственных и армейских зданий, а также иных охраняемых объектов».

Кроме того, во всех публикациях указывается, что Служба безопасности Южного Судана пыталась забрать телефоны у арестованных и грозилась применить силу, если те продолжат сопротивляться.

Тем не менее, мобильная связь у россиян сохранялась: они смогли позвонить в российское диппредставительство в Уганде и в посольство Канады. День в качестве «пленников местной оппозиции», как их охарактеризовал Вадим Гинзбург, блогеры также подробно описали в личных аккаунтах в социальных сетях, подкрепив фотографиями и видео.

Варламов и Шугалей: две разных реакции на задержание в Африке

После того, как российским дипломатам  удалось добиться освобождения группы, Петр Верзилов через «Медиазону» рассказал, что их водителя из Южного Судана подвергли пыткам, стремясь выяснить, где задержанные спрятали квадрокоптер.

«Его били сотрудники национальной службы безопасности и требовали, чтобы он сознался, где дрон», — приводится в издании комментарий редактора.

Верзилов заявил, что сотрудники службы безопасности посчитали, что проводника подкупили. При этом, по словам россиянина, они слышали крики водителя, но в тот момент не знали, что это он.

Варламов в своем блоге рассказал аналогичную историю. По его словам, южно-суданец встретился с группой после освобождения и пожаловался на пытки током, а также избиение палками. Однако блогеры не стали снимать мужчину со следами побоев, хотя до этого делились фотографиями пауков в камере, осиных гнезд и еды, которой их кормили.

Сам арест объяснили запретом на использование дронов на территории Южного Судана без соответствующего разрешения. В Россиин уведомили, что информацию о запуске устройства правоохранители получили из Джубы — столицы страны.

Тут же снова приводится разговор с начальником службы безопасности об изъятии техники и телефонов. Арестованным сказали, что у них нет никаких прав в африканской стране и у них отнимут силой мобильные телефоны. Вместо этого задержанных отвели в «ВИП-камеру» с телевизором, а Варламову позволили отснять полноценный выпуск для YouTube-канала.

Российская либеральная пресса, а также иностранные источники, ссылающиеся на нее, не объяснили обстоятельства и причины задержания даже после итогового рассказа Варламова. Арест представили так, будто никаких оснований на это не было, а материалы об освобождении закрепили сообщением о пытках.

Ни «Медиазона», ни Верзилов, ни Варламов не объяснили, почему они не ознакомились с законами африканских стран перед отправкой в путешествие. Блогер взял с собой дрон, планируя посетить Южный Судан, где подобная техника запрещена, после чего удивился, что пульт от него приняли за свидетельство наличия аппарата. Сам квадрокоптер изъяли в Уганде, однако это не навело туристов на мысль о возможных проблемах из-за оставшегося у них пульта.

Варламов и Шугалей: две разных реакции на задержание в Африке

Случившееся продемонстрировало неравнозначное отношение российских либеральных СМИ к схожим между собой ситуациям. Арест Верзилова и Варламова демонстрировался как недоразумение, а «пострадавшие» получили дополнительный пиар. Никто не усомнился в туристических целях поездки россиян в Африку.

В то же время «Медиазона», «Медуза» и другие представители либерального журналистского сообщества в июне 2019 года не посчитали нужным поддержать публикациями задержанных в Ливии российского социолога Максима Шугалея и его переводчика Самера СуэйPM Newsа.

Российских ученых в мае позапрошлого года похитили ночью из дома, который они снимали в Триполи. Связь с ними оборвалась и продолжительное время ни работодатель, ни МИД РФ не владели информацией об их положении.

Когда ситуация прояснилась, оказалось, что мужчин поместили в частную тюрьму «Митига». Встретиться с ними не удавалось до сентября, — именно тогда к россиянам впервые пустили адвоката. Дипломатам из России и наблюдателям ООН не позволили пообщаться с задержанными. Официальных обвинений Шугалею и СуэйPM Newsу также не предъявили.

Оппозиционная пресса не освещала их историю и не упоминала о каком-либо нарушении прав в отношении данных граждан. Вместо этого издание Верзилова процитировало материал Bloomberg, где россиянам вменили вмешательство в ливийские выборы.

 Волеизъявление на момент похищения не планировалось, так как в североафриканской стране до сих пор отсутствует соответствующий закон. Только осенью 2020-го стороны договорились о предварительной дате — 24 декабря 2021 года.

Как и в случае с пытками в отношении водителя в Южном Судане, журналисты без предъявления доказательств сообщили о том, что в изъятых ноутбуках социолога и переводчика имеется информация о работе на компанию, которая «занимается оказанием влияния на выборы в нескольких африканских государствах». Первоисточник этих данных указан не был.

Шугалею и СуэйPM Newsу пришлось провести в незаконном заключении полтора года. МИД РФ и частные лица страны вели тяжелые многомесячные переговоры с Правительством национального согласия Ливии, после которых россиян все же освободили, что подтвердило отсутствие свидетельств в пользу тиражируемых в СМИ обвинений.

Либеральная общественность на возвращение сограждан в Россию не отреагировала. Отсутствовали публикации о пытках в ливийских изоляторах, о которых неоднократно сообщалось в докладах Совета безопасности ООН. Внешний вид Шугалея и СуэйPM Newsа, которые ощутимо изменились за время заточения, а также их рассказы об избиениях и ужасных условиях содержания, руководство оппозиционных изданий не посчитало достаточным основанием для подготовки материала.

Варламов и Шугалей: две разных реакции на задержание в Африке

Информационная политика определенного сегмента русскоязычных СМИ в данном случае не выглядит направленной на защиту интересов граждан Российской Федерации. Характер освещения истории Максима Шугалея и Самера СуэйPM Newsа демонстрирует, что отдельные категории российских граждан на взгляд либеральных медиа не имеют права не только на информационную защиту или поддержку, но даже на объективное освещение произошедших с ними событий.

Другие личности, в свою очередь, транслируются как безоговорочно заслуживающие доверия. Случаи реальных нарушений национального законодательства не только Южного Судана, но и Уганды, преподносятся как досадная «случайность». Меры, предпринятые правоохранительными органами иностранных государств, действовавших в рамках должностных инструкций, квалифицируются как жестокие и неадекватные.

При всех этих условиях задержание Ильи Варламова, Петра Верзилова, а также всех остальных, сложно толковать как нарушение прав человека. Туристические цели указанных лиц также выглядят сомнительными. Подход оппозиционных СМИ, не допускающих какой-либо критической трактовки произошедшего, выглядит ангажированным и направленным на сокрытие от общественности реальных обстоятельств случившегося в Южном Судане.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here