“Без нецензурной лексики невозможно говорить о Валечке, без этого его нет, – сразу предупредила актриса. – Он меня столько раз посылал на три буквы! Просто во время спектакля!”

“Я помню гастроли спектакля “Трудные люди” в американском казино, – продолжает Ахеджакова. – У всех нас было плохо с памятью – у Кваши, у Гафта, у меня. И в какой-то момент во втором актер Валя забыл текст. Стал громко спрашивать у коллег: “Квашонок, что дальше? Лилек, что говорить?” Я замерла, собралась, и, как могла, подсказала. Валя пошел дальше, и тут оказалось, что это слова из первого акта. Надо видеть лицо Гафта, когда он ненавидит. Он громко, на весь зал, сказал: “Ну, Лилек, ну и б***ща ты! Так б***щей и проживаю до сих пор!”

Ахеджакова вспоминает, что могла по году не общаться с Гафтом. “Помню, в Питере был юбилей Рязанова, и я как-то не так объявила Валю, а вечером на вместе возвращаться в поезде в Москву, – вспоминает актриса. – Он, разъяренный, подбежал ко мне и крикнул: “Я с тобой в одном купе не поеду!”

Зато если уж хвалил кого Гафт, то это было бесценно. “Когда мы репетировали “Трудные люди”, Валя был просто возмущен тем, как я неправильно играю, – рассказала Ахеджакова. – А когда на генеральной я собралась, освободилась и мне стало легко, Валя повернулся и громко сказал: “Ну все, Лилек, я женюсь на тебе!”

Фото: Андрей Никеричев/АГН Москва

Вспомнила актриса и еще один спектакль. “После прогона для папа и мама Валя подошел ко мне и сказал: “Хорошо играешь, Лилек, но у тебя нет свинца в попе”, – Смеется Ахеджакова. – Я поняла, что робею на сцене”.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here