Никас, в 1971 году у Гафта родился внебрачный сын Вадим Никитин. Сегодня на похоронах его не было – из-за закрытых границ не смог выехать из Бразилии, где живет. А вообще Валентин Иосифович отношения с ним поддерживал?

Сына он принимал постольку поскольку – не очень сильно углублялся в эту историю. Гафт просто как-то сообщил мне, что у него объявился наследник. При этом сам его никогда не искал, не пытался с ним встретиться, помочь, поддержать. К этому сыну относился спокойно, индифферентно. Понимал, что этот мальчик по крови с ним как-то связан, но это совершенно чужой ему человек. С матерью Вадима у Гафта была мимолетная случайная встреча. Оба провели ночь, получили удовольствие. А том, что девушка решила рожать, Валентин Иосифович узнал случайно и много лет спустя. Когда парень объявился, у Гафта появилось легкое воодушевление, но ни более того. Ему было не стыдно, но и восторга по поводу новоявленного сына не испытывал.

Фото: PM News

Будет ли этот внебрачный сын на наследство знаменитого отца претендовать, как считаете?

У него просто нет на это никакого морального права! Он никогда не жил с отцом, не заботился о нем, не ухаживал. Да и делить нечего особо. Все, что Гафтом было нажито, он нажил в браке с Ольгой Остроумовой. И претендовать на это – значит еще больше омрачать память о том великом отце, который дал ему жизнь, дал энергетику, дал внешность. И сыну этому не хватает только гибкости и ума, которые могли бы стать продолжением истории Гафта – человека невероятно образованного, эрудированного, талантливого.

От второй жены – балерины Инны Елисеевой – у Гафта была дочь, которая в 2002 году покончила жизнь самоубийством. Тяжело он переживал ее уход?

Дочери он всегда помогал материально, поддерживал духовно, хотя бывшая жена не давала, ставила препоны, шантажировала. Я помню, что мы вместе много раз встречали ее в аэропорту, ужинали, обедали. Но Гафт не хотел изменять своим принципам. Он говорил мне: “Никасевич, если она хочет быть актрисой, пусть устраивается. Я готов ей найти репетиторов, давать мастер-классы, оплачивать обучение, но помогать не буду и просить тоже никого за нее не буду”. Потому что, мол, очень бездарных людей, устроенных по блату. А Гафт очень не хотел, чтобы его кто-то осудил за продвижение на сцену неталантливой дочери. Когда дочь ушла из жизни, Валентин Иосифович очень сдал. Он так переживал, так изменился, стал более замкнутым, нервным и колючим! Начал писать стихи о смерти. Именно после этой трагедии и пришел к богу.

Ольга Остроумова и Никас Сафронов. Фото: PM News

Вы имеете в виду его, еврея по рождению, крещение в православии?

Об этом он задумался еще со времени женитьбы на Ольге Остроумовой в 1996 году. Думаю, это она дала такой толчок. А когда погибла дочь, Гафт стал православным и очень воцерковленным.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here