В Армении решением премьер-министра страны Никола Пашиняна объявлена всеобщая мобилизация. Причиной стало резкое обострение ситуации в Нагорном Карабахе 27 сентября, когда над территорией этой непризнанной республики был сбит азербайджанский вертолет.

В эти часы и Азербайджан, и Армения самым активным образом ведут подготовку к эскалации конфликта вокруг анклава. Огонь новой войны в Закавказье может вспыхнуть в любой момент.

Способны ли обе страны удержаться от сползания в широкомасштабную войну? И каковы могут быть последствия неуправляемой эскалации очередного армяно-азербайджанского конфликта? В этих вопросах разобрался обозреватель ФАН.

Победа в Нагорном Карабахе любой из сторон станет для нее хуже поражения

30 лет на грани войны

Видимая часть нынешнего противостояния началась этим утром, когда, по сообщению армянской стороны, над территорией Карабаха азербайджанские вооруженные силы потеряли два вертолета и три беспилотных летательных аппарата. Баку опроверг эти цифры, заявив, что хотя один вертолет и был сбит на линии соприкосновения сторон в Нагорном Карабахе, все члены экипажа остались живы.

После этого обе стороны привычно принялись обвинять противника в обстреле мирного населения, сообщать о собственных трофеях и публиковать не всегда проверяемые сведения о чужих потерях. Пока более удачливыми выглядят армянские военные телеоператоры: им удалось заснять несколько видео с уничтожением азербайджанской бронетехники. В свою очередь, Баку ограничивается лишь словесными реляциями об уничтоженных целях и заявляет об отсутствии сопротивления противника.

Столь же привычно Баку и Ереван для легитимизации собственных действий заявили, что в обострении ситуации в Нагорном Карабахе виновата противоположная сторона. В частности, президент Азербайджана Ильхам Алиев сообщил о жертвах после армянского обстрела территории его страны и пообещал ответить на это.

«В результате интенсивного обстрела противником села Гапанлы Тертерского района, сел Чыраглы и Орта Гервенд Агдамского района, сел Алханлы и Шукюрбейли Физулинского района и села Джоджуг Марджанлы Джебраильского района среди мирного населения имеются убитые и раненые», — уточняет Министерство обороны Азербайджана.

Победа в Нагорном Карабахе любой из сторон станет для нее хуже поражения

С другой стороны, премьер-министр Армении Никол Пашинян заявил, что именно боевые самолеты ВВС Азербайджана начали атаку в направлении Нагорного Карабаха.

«Противник начал нападение на Арцах (армянское название Нагорного Карабаха. — Прим. ФАН). Армия обороны успешно противостоит нападению. Ситуация находится в состоянии оперативного развития», — заявил Пашинян.

Таким образом, в вопросе Карабаха Армения и Азербайджан вновь перешли на язык пушек. Подобная ситуация повторялась неоднократно с тех пор, как в 1991 году, вместе с начавшимся распадом СССР, населенный преимущественно армянами Нагорный Карабах провозгласил независимость от Баку.

Впоследствии азербайджанцы попытались вернуть мятежный регион силой, но это привело к войне, где на стороне Карабаха ожидаемо выступила Армения. Несмотря на формальное военное и экономическое преимущество Азербайджана, Карабахская война оказалась крайне неудачной для него: Баку не только не вернул себе контроль над мятежной республикой, но и потерял в ходе конфликта часть собственной территории.

В итоге в 1994 году Азербайджан, Армения и непризнанная Нагорно-Карабахская Республика (НКР) при посредничестве России подписали протокол о перемирии, который официально действует по сей день. Однако замороженный конфликт периодически начинает «тлеть»: последнее и самое тяжелое обострение произошло не далее как в июле этого года. Тогда во время боестолкновений на армяно-азербайджанской границе число погибших с обеих сторон достигло 18 человек.

После этого конфликт вновь на какое-то время затих, хотя обе стороны, казалось, уже стояли на пороге полномасштабных боевых действий.

Победа в Нагорном Карабахе любой из сторон станет для нее хуже поражения

Военного решения нет

Если рассматривать ситуацию с чисто военной точки зрения, то конфликт вокруг Нагорного Карабаха не имеет разумного решения. Вести широкомасштабную войну, чтобы вернуть мятежную территорию, как показал опыт 1991–1994 годов и последующих обострений, Баку не в состоянии. Расчет же на «карабахский блицкриг» и определенное преимущество азербайджанской армии много раз не срабатывал в прошлом — и вряд ли сработает сейчас. Ожидаемого результата такие наскоки не приносят: сказывается не только горный характер местности, но и умелые действия Армии обороны НКР.

Поэтому все предыдущие обострения армяно-азербайджанского противостояния приводили к неизменному результату: после целого ряда громких заявлений ситуация рано или поздно возвращалась к статус-кво, при минимальных приобретениях и потерях обеих сторон.

Более того, предыдущие усилия Азербайджана вернуть Карабах не раз приводили к противоположным результатам. Под контролем НКР остается так называемая «зона безопасности», в которую входят азербайджанские районы, исторически не подчиненные Степанакерту, но захваченные в результате военных действий и, по сути, оккупированные НКР. Провозглашенная республика и, опосредованно, Армения контролируют пять таких районов полностью (Кельбаджарский, Лачинский, Кубатлинский, Джебраильский и Зангеланский) и два — частично (Агдамский и Физулинский). В дополнение к этому Армения аннексировала пять небольших эксклавов, которые относились к Азербайджану, но при СССР со всех сторон были окружены армянскими землями.

По сравнению с этим приобретения Баку куда скромнее. По условиям перемирия Азербайджан контролирует лишь 15% заявленной территории НКР в виде части Мартунинского, Мартакертского и Шаумяновского районов. Впрочем, Азербайджан тоже аннексировал армянский эксклав — село Арцвашен.

Все это породило известную формулу разрешения карабахского конфликта «земля в обмен на мир», по которой НКР была готова вернуть Азербайджану контроль над захваченной территорией в обмен на такие же уступки с стороны Баку и в придачу — его признание Карабаха. Однако такая постановка вопроса никогда не находила понимания у азербайджанской стороны, которая всегда настаивала исключительно на полной сдаче суверенитета НКР без дополнительных условий.

Важно отметить, что из-за неразрешимости конфликта Азербайджан и Армения фактически блокируют друг друга не только территориально, но и экономически. Так, Армения лишена доступа к морю, а единственной более-менее дружественной к ней пограничной страной пока еще остается Грузия. Граница Армении и НКР с Ираном проходит в основном по горным районам, а соседняя Турция всегда выступала на стороне Баку в качестве союзника.

Вряд ли стоит сомневаться, что в случае серьезных военных успехов Армении на карабахском направлении Анкара способна вмешаться в конфликт уже на новом театре военных действий. В этом случае, учитывая союзнические отношения членов ОДКБ России и Армении, война примет совершенно новый характер — с непредсказуемыми последствиями для всех.

Победа в Нагорном Карабахе любой из сторон станет для нее хуже поражения

Ахиллесова пята Азербайджана

В свою очередь, Азербайджан тоже имеет свою ахиллесову пяту — это его самый крупный и сохранившийся в неприкосновенности эксклав, Нахичеванская Автономная Республика (НАР). От остального Азербайджана НАР отделена территориями Армении и Карабаха, а сообщение с ней возможно только по воздуху, да еще с облетом над территорией Ирана. Снабжение Нахичевани с территории Турции осуществляется по единственной шоссейной дороге, которая прекрасно обстреливается с армянских высот в долине реки Аракс.

Ереван неоднократно предлагал Баку решение вопроса НКР с учетом фактора Нахичевани. По сути, это отражает и экономические интересы обеих стран: через НАР проходит важнейшая транспортная коммуникация в регионе, нахичеванская железная дорога, которая исторически связывала Иран, Азербайджан, Армению, Грузию и Россию. После начала конфликта в Карабахе дорога перестала функционировать, но Азербайджан, блокируя Армению, сам страдает от этой экономической абсурдности.

Нет сомнений в том, что широкомасштабная агрессия Баку против Карабаха тут же развяжет Еревану руки в вопросе Нахичевани, тем более что армянская армия в гораздо большей степени готова к боевым действиям против НАР, чем 25 лет назад. Однако это совершенно не устраивает Баку: в обмен на незначительные территориальные приобретения он легко может потерять если не всю Нахичеванскую Республику, то, весьма вероятно, уязвимый территориальный коридор в Турцию, ширина которого в самом узком месте у границы составляет лишь около 10 км.

Некоторое время назад в вопросе обеспечения деблокады Нахичевани в случае войны Баку мог рассчитывать на Тегеран, апеллируя к «шиитской солидарности». Однако сегодня этот фактор мало что значит для Ирана. Поэтому в случае серьезного обострения армяно-азербайджанского конфликта Баку стоит ожидать от иранцев в лишь «равноудаленного нейтралитета». В таком случае опасность блокировки Ереваном уязвимого коридора в Турцию становится крайне вероятной.

Победа в Нагорном Карабахе любой из сторон станет для нее хуже поражения

Снова маневры?

На данный момент развитие армяно-азербайджанского конфликта почти полностью зависит от действий вдоль линии карабахского фронта — новости оттуда поступают чуть ли не ежечасно. Поэтому предположить сценарий возможного развития эскалации пока достаточно сложно, поскольку действия сторон диктуются «снизу», с поля боя.

Однако нужно понимать, что в целом проблема НКР и общий комплекс армяно-азербайджанских взаимоотношений не имеют внятного военного решения. У каждой из сторон есть сильные козыри, связанные с тем, что их территориальные, союзнические и экономические интересы во многом завязаны на влияние противника.

По сути дела, и Армения, и Азербайджан буквально «держат друг друга за горло» и в случае неуправляемой эскалации конфликта оба государства могут добиться лишь такой победы, которая для них же самих окажется не сильно лучше поражения. Именно поэтому вот уже почти три десятка лет в Нагорном Карабахе царит пусть и худой, но все-таки мир, который прерывается острыми, но краткосрочными эскалациями.