Уроженец юга Италии Фабио Мастранджело больше двадцати лет живет в Северной столице России и продолжает открывать для наших соотечественников неизвестные очаги культуры нашей необъятной страны. Скажите навскидку, кто из ваших знакомых хоть раз побывал в Якутске? А Фабио наведывается туда регулярно и дает концерты с оркестром Sуmphonica ARTica, который он создал с нуля восемь лет назад.

К недавнему приезду дирижера в столице Республики Саха установился крепкий минус на термометре и выпал снег. А в родном и далеком теперь для Мастранджело Бари в это самое время — 20 градусов тепла. Незнающим музыканта людям трудно понять выбор итальянца, устраивающего на сцене «Битвы титанов» и «Безумные танцы»: почему Россия?

Дирижер Фабио Мастранджело: Я свободен, мне комфортно работать в России

Предложение, от которого нельзя отказаться

— Фабио, вам, состоявшемуся и известному артисту, выступающему в Москве, Петербурге, других крупных российских городах, много гастролирующему по Европе, зачем вся эта история с Якутском — многочасовые перелеты, выбивание из местных чиновников современного концертного зала?

— Когда 8 лет назад я получил приглашение возглавить симфонический оркестр Якутской филармонии, большое значение в моем положительном решении имел личный фактор — ко мне обратилась моя хорошая подруга и коллега Наталья Базалева. Мы познакомились в Новосибирске, где я 14 лет работал в филармонии и был приглашенным дирижером, а также главным дирижером и художественным руководителем камерного оркестра «Новосибирская камерата».

Наталья Владимировна, как говорится, по старой дружбе сказала мне в стилистике фильма «Крестный отец»: у меня к тебе есть предложение, от которого ты не сможешь отказаться. На момент нашего разговора филармония в Якутске существовала как самостоятельная организация всего один год. Для создаваемого симфонического оркестра им нужен был известный дирижер, авторитетный человек в музыкальном мире, способный вести конструктивный диалог с властями и продвигать амбициозный проект. Ведь в Якутии с момент распада Советского Союза большого, с классическим составом, симфонического оркестра не было, поэтому новый коллектив нужно было организовывать с чистого листа. Такой опыт у меня был — в 1996 году во время работы в Канаде я создал камерный оркестр «Виртуозы Торонто».

Якутск — похожая, но все же другая история, со своими нюансами. Я полетел туда, держа в голове, что останусь в проекте на три-четыре года. Но, как видите, я задержался, и родился замечательный коллектив Sуmphonica ARTica, который я считаю своим ребенком наряду с другим моим оркестром — «Северная Симфония» Санкт-Петербургского государственного театра «Мюзик-Холл». Так что Sуmphonica ARTica занимает меня не только как музыкально-общественное или профессиональное «задание»: это дорогой и любимый моему сердцу проект.

— Из кого набирали музыкантов в Sуmphonica ARTica и каков был их профессиональный уровень подготовки?

— Сначала мы не могли даже полный состав оркестра собрать. Как ни странно, с подбором деревянных и медных духовых проблем не было, а вот струнную группу долго формировали. На прослушиваниях меня приятно удивила хорошая профессиональная подготовка музыкантов. При этом они прилично играли каждый по отдельности, но у них не было никакого опыта работы в симфоническом оркестре. Я объединил их, и мы стали одним целым.

С этими музыкантами мне очень легко работать, ведь они прекрасно меня понимают, они мыслят так же, как я. Мы — единомышленники. Коллектив отличается прекрасным качеством звучания и сыгранности. С нашим оркестром выступают звездные солисты: скрипач Алексей Лундин, виолончелисты Борис Андрианов и Александр Князев и многие другие именитые артисты.

Мы выступаем на престижных сценах: в концертном зале Мариинского театра, на площадках Московской филармонии, в Большом зале Московской консерватории. Я помню наше выступление в «Филармонии-2» в Москве в 2015 году — в тот период площадка только открылась, и там проходили первые концерты. В перерыве во время репетиции ко мне подошел директор Московской филармонии Алексей Шалашов и признался, что не ожидал от оркестра из Якутска столь хорошего звучания.

— Но концертного зала такого же высокого уровня в Якутске до сих пор нет?

— В Якутске к моменту первого моего приезда в 2012 году не было современного концертного зала с хорошей акустикой и техническими возможностями, в котором симфонический оркестр мог бы репетировать и выступать. Вопрос пришлось не без труда решать, пробивать, я бы так выразился, но сейчас такой зал строится, и его обещают открыть в конце 2022 года. Площадка будет выглядеть как «Мариинский-3». Акустикой зала занимается знаменитый японский инженер Ясухиса Тоёта, который принимал участие в акустическом консультировании и тестировании концертного зала «Зарядье» в Москве.

Дирижер Фабио Мастранджело: Я свободен, мне комфортно работать в России

В Питере можно играть под открытым небом

— Фестиваль «Опера — всем», к которому вы имеете самое непосредственное отношение, включили в список значимых культурных событий Санкт-Петербурга. Ваши профессиональные амбиции удовлетворены или такая оценка вашей работы воодушевляет на новые грандиозные проекты?

— Этому фестивалю исполнилось в нынешнем году 9 лет, что само по себе показатель успеха проекта. Хочу напомнить, что когда мы давали первый спектакль в 2012 году на Соборной площади Петропавловской крепости — это была постановка «Жизнь за царя» Михаила Глинки, — на нем побывало 12 тысяч человек. Фантастика! Я рассчитывал увидеть максимум 5 тысяч зрителей. Даже в этом году, с учетом всех ограничений из-за пандемии, на последний спектакль собралось почти 7 тысяч человек.

Рекорд по количеству зрителей был поставлен в 2019 году: на финальном спектакле «Севильский цирюльник» Россини мы насчитали 25 тысяч человек. И ни один из них не ушел с представления, не дослушав последней ноты партитуры! Это больше, чем на знаменитой «Арена-ди-Верона», где мне не раз посчастливилось выступать.

Идея сделать в Петербурге фестиваль, на котором опера звучала бы на открытой площадке, родилась у нас совместно с директором театра «Мюзик-Холл» Юлией Стрижак и преподавателем Консерватории им. Н.А. Римского-Корсакова, режиссером, арт-директором проекта Виктором Высоцким. Нас не смутила капризная и часто дождливая погода в Петербурге, совсем не итальянская. По соседству в Финляндии с успехом идут фестивали в формате open air, и этот пример меня окончательно убедил в том, что в Санкт-Петербурге тоже можно играть оперы под открытым небом. Благо в городе много исторических мест, куда прекрасно вписываются постановки классических опер.

— В этом году количество площадок увеличилось. Дальше будете расширяться?

— В следующем году мы планируем провести десятый фестиваль «Опера — всем». Надеемся увеличить финансирование юбилейного проекта: я мечтаю пригласить к участию в нем звезд мирового уровня, таких как Ильдар Абдразаков, Хибла Герзмава, Ольга Перетятько… Мечты, как известно, сбываются, если очень этого хотеть.

Дирижер Фабио Мастранджело: Я свободен, мне комфортно работать в России

Никто не ждет пятидесятилетия у дирижера

— Оркестровые репетиции ужались во времени и перестали быть священным действом, как это было еще полвека назад во времена легендарного Евгения Мравинского. Может быть, правы те, кто считает, что современные симфонические коллективы могут выступать без дирижера — оркестранты сами выучат текст и потом выйдут на сцену и сыграют?

— Экспериментов в плане выступления оркестров без дирижеров может быть сколько угодно, теоретически такой вариант может быть востребованным в плане экономии денег. Но я считаю так: для того, чтобы оркестр настолько же свободно играл без руководителя, как и с ним, музыкантам придется больше репетировать — чтобы элементарно играть вместе, прочувствовать ансамбль, выбрать темп, договорится об оттенках, то есть сделать ту работу, которую в обычной практике делает дирижер.

Дирижер — очень важная фигура не только в техническом аспекте, чтобы правильно читать партитуру, но и с точки зрения эмоционального настроя коллектива. От вдохновения дирижера зависит качество звучания оркестра. Однажды художественный руководитель Санкт-Петербургской академической филармонии им. Шостаковича Юрий Темирканов сказал мне, что настоящими дирижерами становятся только после 50 лет, когда есть не только профессиональный, но и жизненный опыт.

— Сегодня другие приоритеты в этой профессии?

— Во времена Мравинского не было такой «шпаргалки», как YouTube. Сегодня можно зайти на этот сервис и легко подобрать интересующее произведение в любой трактовке. Там можно сравнивать разные исполнения, версии, которых может быть, условно говоря, от пяти до пятидесяти. Выбрав одну из них, музыкант может выучить ее дома и прийти на репетицию с подготовленным текстом.

Полвека назад не у всех музыкантов дома были проигрыватели и магнитофоны, поэтому больший объем работы над сочинением проводился именно на репетициях, где находили «штучные» версии прочтения того или иного произведения. Сегодня зачастую такие тонкости никому не нужны, концертная деятельность превратилась, увы, в конвейер. Никто не собирается ждать, когда дирижер достигнет 50 лет и станет зрелым мастером.

Дирижер Фабио Мастранджело: Я свободен, мне комфортно работать в России

«В России можно работать на перспективу»

— Вы приняли российское гражданство. На выборы ходите?

— Да, я хожу на выборы, исполняю свой гражданский долг как человек, имеющий российский паспорт более 10 лет.

— Вы ранее говорили, что в России условия работы деятелей культуры никак не зависят от политических циклов, как в той же Европе. В нашей стране вы чувствуете себя более уверенным в завтрашнем дне?

— Как человек, родившийся и учившийся в Европе, начинавший там карьеру и потом переехавший жить и работать в Россию, я могу сравнивать. Я больше 30 лет не живу в Италии, и за это время страна очень изменилась. Когда-то Европа и Италия были символами демократии, но сейчас это не так. Это мое частное мнение, мнение человека, не занимающегося политикой, но человека-музыканта, внимательно наблюдающего за всеми изменениями в обществе, потому как я работаю для людей, для зрителей, публики..

В Италии ты можешь быть успешным главным дирижером оперного театра или симфонического оркестра, но даже находясь вне политики, ты можешь стать ее жертвой. Если после следующих выборов победит не та партия, при которой ты поступал на работу, то твоя престижная работа может в один момент закончиться — победитель приведет в театр своего человека. При этом качество твоей работы не берется в расчет при увольнении. Как в таком случае можно что-то планировать?

В России, наоборот, можно работать на перспективу. Я в творческом плане свободен, мне комфортно работать в России. И я очень расстраиваюсь, когда слушаю информацию западных СМИ о том, как все тут плохо. Но эти критики далеко, а я живу и работаю в стране более 20 лет, общаюсь с огромным количеством людей и понимаю, что и как здесь происходит. И что творится там. Пандемия наглядно показала, что уровень медицины и социальной помощи в моей родной Италии очень низкий.

— Приближается ваш юбилей: 27 ноября вам исполняется 55 лет. Как и с кем отметите это событие, с учетом непростой эпидемиологической ситуации?

— Пока планируется концерт в Санкт-Петербурге, он называется «Мастранджело-Гала» и состоится 27 ноября, в день моего рождения. Но загадывать наперед сейчас очень трудно. Мы собирались пригласить к участию в этом вечере иностранных артистов, но они по понятным причинам, к сожалению, не смогут добраться до России. Но с нами будут наши отечественные знаменитости, такие как Сати Спивакова, Ильдар Абдразаков, Дмитрий Илларионов и многие другие известные артисты.

Вообще, вся эта ситуация с коронавирусом и закрытием границ дала нам возможность более внимательно отнестись к творчеству отечественных исполнителей, произвести переоценку их таланта, обратить на них более пристальное внимание и помочь в нынешнее непростое время с концертной деятельностью. Многие российские музыканты хорошо обучены, имеют высокий профессиональный уровень и совсем не проигрывают по этим характеристикам своим западным коллегам.

Опять пример из личного опыта. На фестиваль «Опера — всем» этим летом не приехали иностранные артисты: солисты, дирижеры, — как это было в прошлые годы. В итоге в проекте участвовали исключительно российские исполнители. Причем 95 процентов из них — это петербургские музыканты, а остальные пять процентов — их коллеги из Москвы. Таким составом мы прекрасно справились с программой из четырех классических опер, абсолютно разных по стилистике и музыкальной подаче. Были представлены историческая драма «Борис Годунов» Мусоргского, зингшпиль «Волшебная флейта» Моцарта, лирическая драма «Капулети и Монтекки» Беллини и психологическая бытовая драма «Русалка» Даргомыжского.

Конечно, я не говорю, что в будущем, когда эпидемия закончится, нужно будет придерживаться практики постановки спектаклей и концертов только своими силами, без иностранных исполнителей. Но мы сейчас четко понимаем, что у нас в России много хороших и порой недооцененных, как сейчас говорят — не раскрученных артистов, которые достойны выступать на лучших площадках страны.

Слава богу, концертная деятельность продолжается в России, что придает артистам оптимизма и возможно помогает противостоять пандемии. Я лично верю, что правильный психологический настрой положительно влияет на физическое здоровье людей, а позитивный эмоциональный настрой обеспечим мы, музыканты, своими концертами.

Дирижер Фабио Мастранджело: Я свободен, мне комфортно работать в России

ДОСЬЕ

Фабио Мастранджело можно назвать самым известным итальянцем в музыкальных кругах современной России. С 2013 года он является художественным руководителем Санкт-Петербургского государственного театра «Мюзик-Холл» и главным дирижером двух его коллективов: симфонического оркестра «Северная Симфония» и камерного оркестра «Северная Симфониетта».

Одновременно маэстро выступает в роли главного дирижера оркестра Якутской государственной филармонии «Simphonica ARTica», у истоков которого он стоял в 2012 году, и художественного руководителя камерного оркестра солистов «Camerata» Новосибирской государственной филармонии. С 1 сентября 2018 года он назначен главным дирижером симфонического оркестра Москвы «Русская филармония», с которым начал сотрудничество более десяти лет назад.

Кроме того, Мастранджело занимает должности музыкального руководителя Санкт-Петербургского международного летнего open-air фестиваля «Опера — всем» и художественного руководителя летнего музыкального фестиваля Тольятти «Тремоло» (в прошлом — «Классика над Волгой»).

В его послужном списке числятся должности музыкального директора Государственного театра оперы и балета Екатеринбурга, главного дирижера Санкт-Петербургского оркестра Государственного Эрмитажа и главного приглашенного дирижера Государственного симфонического оркестра Татарской АССР при Татарской государственной филармонии им. Тукая.

На протяжении нескольких лет Фабио Мастранджело является приглашенным дирижером Мариинского театра в Санкт-Петербурге, в котором начал работать в 2007 году, дебютировав в постановке «Тоски». В июне 2008 года он впервые выступил на фестивале «Звезды белых ночей» и с той поры возвращается туда каждый год. В феврале 2016 году он дирижировал премьерные спектакли новейшей постановки Андреа Де Розы оперы Верди «Симон Бокканегра», а в 2017 году — спектакли новой постановки «Сицилийской вечерни». Является постоянным участником фестиваля «Арена-ди-Верона» и Фестиваля Пуччини.

В июне 2013 года Мастранджело был удостоен звания кавалера Ордена Звезды Италии, в 2016 году получил почетное звание заслуженного артиста Республики Саха (Якутия), в 2018 году стал обладателем высшей награды Бари «За заслуги перед городом», а в 2019 году — обладателем отличительного знака «Rotary Club International». Уже в этом году маэстро удостоился звания офицера Ордена Звезды Италии.

Фабио Мастранджело родился в итальянском городе Бари, начал играть на фортепиано в возрасте 5 лет под руководством отца. Позже он окончил Музыкальную консерваторию им. Никколо Пиччини в Бари, Консерваторию Женевы у Марии Типо и Королевскую академию музыки в Лондоне, где получил диплом пианиста-исполнителя. Он посещал мастер-классы у Альдо Чикколини, Сеймура Липкина и Пауля Бадура-Скоды, занимая первые места в конкурсе пианистов в Осимо в 1980 году и в Риме в 1986 году.