Денис Азаров: Мой приход в Театр Виктюка — это игра ва-банк

После ухода из жизни режиссера Романа Виктюка возник неизбежный вопрос — кто заменит его? Культурная общественность получила ответ 16 декабря, когда коллективу Московского театра Романа Виктюка представили нового художественного руководителя.

Им стал выпускник ГИТИСа Денис Азаров, сделавший ранее немало постановок в разных театрах страны как приглашенный режиссер. Но опыта руководства театральным коллективом у 34-летнего москвича на тот момент не было.

О новом этапе в карьере и планах на ближайший сезон Азаров ответил в эксклюзивном интервью PM News.

Денис Азаров: Мой приход в Театр Виктюка — это игра ва-банк

Два звонка из Москвы

— Насколько неожиданным стало для вас предложение стать художественным руководителем Московского театра Романа Виктюка?

— Предложение возглавить театр для меня, ранее работавшего исключительно в качестве приглашенного режиссера, оказалось полной неожиданностью. История получилась, образно говоря, в двух действиях.

Первый раз мне позвонили из Департамента культуры Москвы, когда я ставил спектакль в Новосибирске. Беседа длилась минут двадцать. В течение этого времени обсуждалась теоретическая возможность назначить меня руководителем одного из театров, без конкретного упоминания какого-то коллектива. Такая перспектива мне показалась крайне интересной. Я осуществил много постановок в разных театрах, мне постоянно поступают предложения сделать новый проект на той или иной сцене, но хочется двигаться вперед и создать какой-то свой «организм», получить возможность работать со «своим» коллективом.

Буквально через несколько дней раздался второй звонок из мэрии. На этот раз меня спросили, когда бы я смог прилететь на один день в Москву и пообщаться с министром культуры. На этой встрече я и узнал, что меня хотят видеть на посту художественного руководителя Театра Романа Виктюка.

— Сколько времени понадобилось, чтобы дать ответ?

— Я сначала опешил от полученного предложения. Но, быстро справившись с эмоциями, решил, что не стоит упускать шанс возглавить культовый коллектив.

Театр Романа Виктюка — очень интересный, с потрясающей и сильной в профессиональном плане труппой, особой атмосферой, которая начинается прямо у входа в здание, узнаваемого из-за необычного архитектурного решения. Театр создал с нуля великий режиссер. Это не фигура речи. Талант Виктюка следует рассматривать не только в контексте современного театра, Виктюк — это явление в мировом искусстве, уникальная личность, которая стоит в одном ряду с такими мастерами, как Юрий Любимов, Петр Фоменко, Анатолий Васильев…

Я прекрасно осознаю тот уровень ответственности, который беру на себя. Мой приход в Театр Виктюка — это игра ва-банк, ведь ставки резко взлетели. Но, с другой стороны, чем труднее задачи, тем интереснее их решать.

— Почему вы не подошли в качестве худрука Ярославскому театру имени Волкова, когда в 2019 году вашу кандидатуру включили в список претендентов на эту должность?

— Я слукавлю, если скажу, что не размышлял над этим вопросом. Волковский театр я считал родным, так как к тому моменту проработал в нем два года штатным режиссером и поставил пять спектаклей. Поэтому мне представлялось логичным сделать следующий шаг и попробовать себя в должности художественного руководителя этого коллектива.

Конечно, я не обозначал перед собой конкретных дат. Я прекрасно понимал, что речь идет о театре федерального значения, первом профессиональном театре в России, о памятнике культуры и соизмеримых по значимости и масштабу задачах для его руководителя. Одно дело — решать только творческие задачи, ставить спектакль как штатный режиссер, и другое — брать на себя организационные моменты, управлять огромным организмом, махиной… А театр имени Волкова — это махина…

Но, как видим, все, что ни делается, — все к лучшему, и я через полтора года возглавил Московский театр Романа Виктюка.

Денис Азаров: Мой приход в Театр Виктюка — это игра ва-банк

Моя задача — не испортить театр

— В Театре Виктюка у вас ведь тоже огромный список задач, с которыми вы столкнетесь впервые в своей практике?

— Да, это и репертуарная политика, и творческая концепция театра, и поиск проектов, и налаживание здорового климата в коллективе, чтобы артистам было комфортно работать.

Буквально с первых чисел нового года я стал проводить встречи с каждым актером. Мы разговариваем с глазу на глаз — такой формат, считаю, должно помочь найти не только общие моменты в творческом плане, но и проявить, если хотите, болевые точки. Мне важно понять, что волнует актеров, чем они недовольны, что бы хотели изменить в рабочей практике, ведь в любом театре есть что-то, что нужно и можно изменить в лучшую сторону. Мне хочется узнать у них, что они думают о будущем театра и как я могу вместе с ними двигаться вперед.

— Никакого диктата с вашей стороны?

— Моя задача — это не прийти в театр со своими идеями и навязать их в приказном порядке, скосив под корень все прежние наработки. Строить труппу под себя — это не история для Театра Виктюка. Для меня важно найти баланс между традициями, заложенными Романа Григорьевичем, и новациями, которые неизбежны, когда меняется художественный руководитель.

Моя задача — не испортить творческую атмосферу в театре, существующую в нем вот уже четверть века, не испугать актеров своими вводными, а с другой стороны — не топтаться на месте. Главное в такой ситуации — не торопиться, наблюдать, присматриваться, вживаться и погружаться в новую для меня обстановку, а потом действовать.

— Вы сказали, что планируете приглашать к сотрудничеству самых разных режиссеров. С кем-то уже ведете переговоры?

— Реалии таковы, что в XXI веке авторские театры становятся вчерашним днем. Эти традиции были актуальны полвека назад. Сейчас театр, оставаясь целостной творческой структурой, подразумевает открытость в плане как раз привлечения сторонних режиссеров. Роман Виктюк, при всем его непререкаемом авторитете, создал театр, который отличается богатой режиссерской палитрой.

Когда мы найдем верную тональность в коммуникациях внутри труппы, станет понятно, кого из авторов можно приглашать к нам в качестве постановщиков. Мы станем, надеюсь, работать с авторами, которые не будут разрушать театр, а продолжат двигать его дальше в верном творческом направлении.

Театр — это живая история. Любое резкое, непродуманное решение может разрушить эту хрупкую конструкцию. Конечно, у меня уже есть в голове и лонг-лист, и шорт-лист с фамилиями режиссеров, но понятно, что сейчас преждевременно озвучивать данный список.

— В этом списке есть Кирилл Серебренников?

— Даже если и есть, то у Кирилла Семеновича сейчас много своих проектов и забот, и у него банально нет времени на сторонние предложения. Впрочем, мы давно знаем друг друга. Чем черт не шутит — вдруг он ответит мне согласием и скажет: а давай попробуем снова сделать вместе спектакль, но уже на сцене Театре Романа Виктюка (смеется).

Денис Азаров: Мой приход в Театр Виктюка — это игра ва-банк

Наказ отца оказался провидческим

— С Серебренниковым вы работали вместе в Большом театре, но первым театром для вас стала «Новая опера». Как вы оказались там в возрасте 19 лет?

— Все просто: «Новой опере» нужен был штатный переводчик, а я знал немецкий язык. Я работал с Ахимом Фрайером, постановщиком «Волшебной флейты» Моцарта. Переводил триумвират — Йосси Вилера, Серджио Морабито и Анну Фиброк: они ставили «Норму» Беллини. Эти оперы стали моими первыми проектами в качестве ассистента режиссера. Потом в послужном списке появились «Лоэнгрин» Вагнера и «Севильский цирюльник» Россини, а также «Набукко» Верди.

Так что театральное образование я начал получать необычным образом — переводя режиссеров во время их работы над классическими операми.

— Где вы выучили немецкий язык?

— Я свободно владею этим языком благодаря тому, что мои родители отправили меня после пятого класса впервые на стажировку в Германию. Потом практика месячного пребывания в немецкой семье продолжилась. Я изучал язык, как говорится, с погружением в среду, где на русском никто не говорил ни слова.

Отец (хоровой дирижер Николай Азаров. — Прим. PM News) с детства мне говорил: учи иностранные языки, этот навык тебе пригодится, чем бы ты ни занимался потом в жизни. Я выучил, кстати, и английский язык. Наказ оказался провидческим. Знание немецкого языка открыло мне путь в профессию.

Германия является центром притяжения для режиссеров драматического, да и музыкального театра. Приезжая в Берлин, я смотрю спектакли Томаса Остермайера на языке оригинала, в этом случае речь идет о совсем ином восприятии материала, нежели когда наблюдаешь за действием на сцене, отвлекаясь на перевод. Я читаю современную немецкую драматургию, не дожидаясь, когда эти пьесы издадут на русском языке. Это же здорово — быть на острие мысли, на передовых позициях, знать и понимать свежие тенденции в западном театральном искусстве.

— Как появилась студия «Московский молодежный оперный дом» при Академии хорового искусства (АХИ) имени Попова — проект, который стоит особняком в вашем послужном списке?

— Идея проекта возникла спонтанно. Я захотел сделать концертное исполнение «Иоланты» Чайковского для показа во Франции на фестивале. В тот момент я делал только первые шаги на режиссерском поприще. Меня поддержали мои друзья, студенты АХИ, в том числе Алексей Татаринцев, ныне приглашенный солист Большого театра.

Мы сделали спектакль-семистейдж — так, по крайней мере, мне тогда казалось. Постановка имела успех, потом мы ее показали в нескольких российских городах. Войдя во вкус, мы стали делать новые музыкальные постановки опер под рояль. Причем каждая последующая работа была качественнее в профессиональном плане. Мы даже решились на постановку хоровой симфонии, действа «Перезвоны» Гаврилина, — гениального сочинения, но крайне редко звучащего, между тем, на сцене.

— Почему творчество Гаврилина вас не отпускает, ведь вы сделали несколько постановок его произведений?

— У меня нет музыкального образования, но музыка звучала в нашем доме постоянно, ведь мой отец — хоровой дирижер. Однажды я услышал «Перезвоны» Гаврилина — сочинение меня поразило оригинальным изложением музыкального материала. Я заинтересовался творчеством этого композитора и узнал о таком его сочинении, как «Русская тетрадь». Моим первым репертуарным спектаклем стала постановка именно «Русской тетради».

Когда меня пригласили в Камерный театр имени Покровского, я подумал: а почему бы из вокального цикла не сделать оперный проект? Ведь в сюжете изначально заложена глубокая драматургия. В итоге я придумал собственную историю по мотивам сюжета из цикла Гаврилина, где лейтмотивом стала тема одиночества… Что касается «Перезвонов», то я сделал несколько постановок этого сочинения. Всякий раз в процессе работы я понимал, что сочинение — бездонное по глубине мыслей.

В прошлом сезоне на сцене зала «Зарядье» была представлена, боюсь ошибиться, пятая или даже шестая версия «Перезвонов» в исполнении сразу двух коллективов Николая Азарова — Московского областного хора им. Кожевникова и Академического хора русской песни. Я еще несколько раз вернулся бы к этой музыке, потому что не до конца прочитал эту потрясающую по партитуре музыкально-философскую притчу.

— В 2021 году есть планы сделать авторский спектакль на сцене Театра Виктюка?

— Да. У меня есть уже несколько материалов, текстов, с которыми мне хотелось бы поработать. В конце нынешнего — начале следующего сезона я собираюсь выпустить свой спектакль на сцене Театра Виктюка. Я считаю, что настоящее знакомство с труппой возможно только в процессе репетиций. Творческий, психологический, эмоциональный «сговор» между новым художественным руководителем и артистами рождается во время подготовки спектакля.

В конце января мы планируем включиться в плотный график работы: к этому моменту, надеюсь, будет понятно название моего спектакля, известны имена режиссеров, с которыми мы собираемся сотрудничать. А к лету, через полгода с момента моего прихода в Театр Виктюка, можно понять до конца все внутренние течения в труппе, найти общий язык между всеми членами коллектива, почувствовать ту самую «химию», которая сделает нас единомышленниками. Это непреложные вещи в драматическом театре.

Денис Азаров: Мой приход в Театр Виктюка — это игра ва-банк

Российский театральный режиссер Денис Николаевич Азаров родился в 1986 году в Москве. В 2012 году он окончил режиссерский факультет ГИТИСа (мастерская Иосифа Райхельгауза). Свою карьеру начал в московском театре «Новая опера» имени Е. В. Колобова, где в 2005–2009 годах работал ассистентом режиссера и переводчиком.

В 2006 году был режиссером-стажером в Баденском государственном театре в Карлсруэ (Германия). В 2007–2010 годах трудился в московском театре «Мастерская Петра Фоменко».

В 2007 году на базе Академии хорового искусства имени В. Попова создал оперную студию «Московский молодежный оперный дом», где осуществил постановки опер «Путешествие в Реймс» Джоаккино Россини, «Триптих» по произведениям Роберта Шумана, Иоганнеса Брамса и Клары Вик, «Ленский» по Александру Пушкину и романсам русских композиторов, «Алеко» Сергея Рахманинова и др.

В 2010–2012 годах был режиссером Камерного музыкального театра имени Б. Покровского, где выпустил оперы «Русская тетрадь» Валерия Гаврилина и «Шут и король» Владимира Кобекина. С 2011 по 2012 годы работал педагогом по актерскому мастерству Молодежной оперной программы Государственного академического Большого театра России. С 2011 года осуществил постановки в драматических театрах Москвы, Ярославля, Сарова и др. Участвовал в режиссерских лабораториях и проектах «Платформа», Blackbox.

В «Гоголь-центре» им были поставлены спектакли «Елка у Ивановых» Александра Введенского, «Молоко» по пьесе Екатерины Мавроматис, в Центре драматургии и режиссуры — «Вий. Докудрама» Натальи Ворожбит, в Театре имени Ермоловой — «Ромео и Джульетта. Версия» Уильяма Шекспира и Валерия Печейкина, «Самоубийца» Николая Эрдмана, в Центре имени Мейерхольда — «Парад планет» (проект Олега Нестерова).

В 2014–2016 годах Азаров был режиссером Драматического театра имени Ф. Волкова в Ярославле. В театре он осуществил постановки «Бред вдвоем» по Эжену Ионеско и Даниилу Хармсу, «Москва—Петушки» Виктора Ерофеева, «Гроза» Александра Островского и «Ревизор» Николая Гоголя.

В 2016 году в «Геликон-опере» Азаров поставил оперу Александра Сергунина «Доктор Гааз», получившую шесть номинаций премии «Золотая маска», в том числе «Лучшая работа режиссера в опере». В 2018 году осуществил постановку оперы «Мадам Баттерфляй» Джакомо Пуччини в «Новой опере». В 2019 году выпустил спектакль «Высокая вода венецианцев» по одноименной повести Дины Рубиной в театре «Школа современной пьесы».

В сентябре 2020 года поставил современную интерпретацию пьесы «Снегурочка» Островского в Московском театре на Таганке. Ранее в этом театре участвовал в проекте «Режиссерская лаборатория», где осуществил постановку спектакля «Кровавая свадьба» Федерико Гарсиа Лорки. В качестве второго режиссера участвовал в постановках спектаклей Кирилла Серебренникова «Золотой петушок» Николая Римского-Корсакова в Большом театре и «Американская Лулу» Ольги Нойвирт в «Комише опер» (Берлин).

16 декабря 2020 года Денис Азаров был назначен художественным руководителем Театра Романа Виктюка.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here